Четыре парня с окраины Москвы решают заработать легких денег — перегнать машину с краденым грузом. Не думая о последствиях, они совершают одну ошибку за другой, и очень скоро у них появляются серьезные проблемы с законом. Теперь пути назад нет и, чтобы выжить, четырем друзьям нужно во что бы то ни стало держаться вместе.

«Закон каменных джунглей» не боится быть откровенным и жестким. Но только на первый взгляд может показаться, что это суровая социальная драма. Новые обстоятельства, новые герои, другая Москва. Вместо Кремля и сталинских высоток — новостройки на окраинах. Вместо драк на школьном дворе — разборки в полицейском участке, вместо безобидных московских хипстеров — дерзкие парни из спальных районов.
Главным в этом сериале остается откровенная история про антигероев нашего времени, которым невозможно не сопереживать.
Закон у этого сериала и правда один — свой собственный.

Авторы ловко играют с жанрами, разбавляя хмурую московскую действительность эстетикой комиксов. «Закон каменных джунглей» с одинаковым успехом перевоплощается то в черную комедию, то в фильм про взросление и первую любовь, то в пародию на классику криминального кино. Реалистичное повествование то и дело сменяется фантазиями героев, главный гангстер заявляется на разборку с пулеметом Томпсона, а усатые следователи как две капли воды похожи на детективов из американских фильмов 80-х. Закон у этого сериала и правда один — свой собственный. Зато культурных ориентиров полным-полно: от фильмов «На игле» Дэнни Бойла и «Карты, деньги и два ствола» Гая Ричи до хитов Тарантино и Родригеса и тинэйджерских британских сериалов типа Misfits или Skins.

«Закон каменных джунглей» и похож, и не похож на них одновременно. Слишком рискованный, чтобы быть комедией, слишком лиричный, чтобы быть социальной драмой. Он оставляет за зрителем право выбрать тот угол зрения, который интересен ему самому. Искать цитаты из киноклассики, разбираться, где именно проходит грань между фантазиями героев и реальностью, или составлять из саундтрека собственную музыкальную энциклопедию. Но это все-таки частности. Главным в этом сериале остается откровенная история про антигероев нашего времени, которым невозможно не сопереживать.

Тим

Лидер стаи и ее мозг, мальчик из богатой семьи. Конфликт с отцом заставляет Тима упрямо доказывать всем вокруг свою независимость. Излишне самоуверен — готов на все, ради легких денег и дозы адреналина, не понимая, что подставляет ребят.

Цыпа

Цыпу вырастил двор. Отец много пьет, в детстве Цыпа какое-то время провел в детдоме. Он как будто уже сейчас знает, что никакого будущего у него нет, что ему нечего терять, и, недолго думая, в любой ситуации хватается за монтировку.

Жук

Лучший друг Тима. Сирота, живет с бабушкой. Молчаливый, как Клинт Иствуд. В криминал влез только из-за денег. К тому же ребята – его семья, и не пойти с ними на дело – значит предать их. КМС по рукопашному бою.

Гоша

Самый младший в компании. Его отец — военный, и Гоша привык жить как в казарме, по расписанию. Он верит в своего лучшего друга Цыпу и слепо идет за парнями, чтобы не быть трусом. Ему не так важны деньги, как чувство, что он —вместе со всеми.

ГУФИ
Романтичный ботаник-рэпер

Домашний мальчик из благополучной семьи. Одноклассник Тима и Жука. Влюблен в Лену, девушку Тима, и вся его жизнь посвящена бесконечным фантазиям о ней. Умен, но трусоват и нерешителен.

ЛЕНА
Школьная звезда

Воспитана на советах из глянцевых журналов. На первый взгляд, от нее ничего не требуется, кроме как быть красивой. Встречается с Тимом и дружит с Гуфи, который в нее влюблен.

САША
Лейтенант ДПС, только устроился

Проводник героев в преступный мир. Изображает из себя мудрого старшего друга и наставника. На деле — просто использует ребят.

ВАДИК
Бандит

Ему незнакомо чувство страха. На первый взгляд — настоящий отморозок. По нему сразу понятно — такой может убить не задумываясь. Один из самых противоречивых и неоднозначных героев.

ИРА
Подруга и одноклассница Лены

«Золушка», живет со злой мачехой. Жизнь здорово потрепала Иру, она добра к людям, потому что знает, как им бывает тяжело и всем сопереживает. Всем, кроме мачехи, которую ненавидит.

ЛИЗА
Старшая сестра Тима

Странная и манерная девушка, мечтающая стать сценаристом или писателем. Тусуется с ребятами, потому что хочет написать книгу об их приключениях.

ВАЛЕРА
Друг отца Гоши

Скрытный, как часто бывает с бывшими военными. В тяжелой ситуации очень помогает Гоше. Хранит с войны страшную тайну, о которой можно только строить догадки.

ИЛЬЯ КУЛИКОВ
АВТОР СЦЕНАРИЯ
Автор сценария сериалов «Чернобыль. Зона отчуждения», «Глухарь», «Глухарь. Продолжение», «Моими глазами», «Игра», «Меч» и еще более двадцати российских сериалов
В «ЗКД» много отсылок к молодежным криминальным драмам и комедиям, в первую очередь британским. Чья это была идея?

— Саму историю я писал без оглядки на визуальный стиль, жестко и прямо. Подача — это уже общее художественное решение. Я не ставил перед собой задачи создать что-то в чьем-то стиле, я хотел написать молодежную драму, с сильной драматургией, сильной историей, сильными персонажами. Которая при этом была бы предельно реалистичная и предельно жесткая. Если бы она снималась прямолинейно, смотреть это было бы не очень легко. И поэтому мы искали способ завернуть все это в такую обертку, чтобы все эти переживания подать в более легком ключе и облегчить восприятие.

Насколько тяжело писался сценарий? Много ли было изменений по просьбе продюсеров?

— Практически ни одного. Я писал его, как всегда, для себя. Хотел написать историю, в которую будут включены какие-то моменты из моей молодости, из того, что я прошел и что видел. Нужно было только сделать скидку на время и посмотреть на современных ребят, на то, чем они живут. Я написал первую серию, показал нескольким каналам, мне сказали, что это круто, но слишком мрачно. Но Роман Петренко, который тогда еще руководил ТНТ, и Александр Дулерайн прочитали, им понравилось, и они сказали, что надо попробовать выбрать такой стиль, такую подачу, чтобы все было не так сурово. Но ничего в сценарии никто менять не требовал.

Вы сказали, что часть эпизодов, вошедших в историю, взяли из собственной жизни. Вы были уличным пацаном?

— Все мы были уличными пацанами. Я рос в простом районе, в Тушино. Было все достаточно сурово и вместе с тем весело. История «Закона каменных джунглей» мне близка, в противном случае она бы не получилась. Как правильно сказала одна из героинь сериала: «Пиши о том, о чем ты знаешь. Иначе будет провал».

Вы уже видели сам сериал? Как вам результат?

— Мне очень понравилась подача. Мне кажется, получилась вещь, которой на российском ТВ очень не хватало. Сериал не просто развлекает и отвлекает, он заставляет задуматься. Это полезная, хоть и горьковатая пилюля. Если прежние истории, написанные мной, погружали зрителя в мир вместе с героем, то эта погружает непосредственно в самих героев. «ЗКД» в первую очередь о людях.

ВАЛЕРИЙ ФЕДОРОВИЧ
ПРОДЮСЕР
Сценарист и продюсер ТНТ («Чернобыль. Зона отчуждения», «Сладкая жизнь», «Моими глазами» и др.). Отвечает за появление на канале линейки часовых киносериалов
Расскажите, как развивался проект?

— Первая серия «ЗКД» была написана Ильей Куликовым около трех лет назад. Она была крутая по драматургии, по характерам, по действию, но это было не совсем ТНТ. Единственное, что объединяло ее с ТНТ, это то, что главные действующие герои — молодые люди. Мы попросили канал дать нам снять пилот, который в итоге всем очень понравился, и приступили к съемкам первого сезона. В судьбе хорошего проекта обязательно есть доля везения. За две недели до съемок у нас слетел оператор, и мы позвали Ваню Бурлакова. Как только мы с ним познакомились и стали обсуждать объекты и костюмы, я понял, что у меня появился единомышленник. Человек, который тоже не хочет снимать про мрак и дрянь. С его появлением произошел переход от гиперреализма в сторону чего-то другого, игрового и ироничного.

За счет чего удалось найти правильную интонацию и стилистику, которая не оставляла бы сомнений, что это продукт ТНТ?

— У нас было три фильма, на которые мы опирались — не на уровне сюжета, а на уровне того, как это кино сделано. Это «Ненависть» Матье Кассовица, «На игле» Дэнни Бойла и «Город Бога» Фернанду Мейреллиша. В том же «На игле» есть наркоманский притон, но в нем — розовые стены, яркие цвета, которые вкупе со всеми шероховатостями дают очень правильное настроение, это реальность, но она не отталкивает. То же самое касалось одежды: герои — наркоманы, готовые в любой момент нарушить закон, одеты в розовое, салатовое, зеленое. Мы этот прием тоже использовали. При этом уникальность «ЗКД» — это сочетание предельно реалистичных, жестких сцен с клиповым монтажом и музыкальными вставками. Я много слышал от разных людей о том, что мы чуть ли не первые в России смогли удачно такую стилистику воспроизвести.

В чем лично для вас уникальность этого проекта?

— Когда мы запускались, это была одна вещь, когда закончили пилот — другая, когда снимали — третья. «ЗКД» — это очень живой организм, рождавшийся в течение двух с половиной лет. И волшебство, которое сопутствовало его рождению, было во всем.

ИВАН БУРЛАКОВ
РЕЖИССЕР, ОПЕРАТОР
Оператор сериалов «Красные горы», «Чкалов», «Чужие крылья».
Как вы попали на проект «ЗКД»?

— Я присоединился к команде за неделю до начала съемочного периода. Приехал на встречу на ТНТ, пообщался с продюсерами и, в принципе, уловил, чего они хотят. В сценарии все-таки было многовато жести — ребята-хулиганы, курят, пьют пиво, менты, местами немного чернуха такая. И я понял, что нужно это делать в стилистике ТНТ, как-то раскрашивать. Вот есть, скажем, сцена — герои сидят во дворе и пьют пиво. Мне это неинтересно было снимать, я говорю: «А давайте они будут в комнате страха ехать на вагонетках?» Выяснилось, что это было ровно то, что нужно каналу. Так и родилась эта стилистика — фантазии героев, которые прорываются сквозь реальность.

Получается, что вы де-факто выполняли режиссерские функции.

— Я придумал стилистику. Я визуал, я никогда не рвался в режиссеры, мне это не нужно, мне просто нравится придумывать. Мне приходят всякие идеи, я их воплощаю и от этого тащусь.

Актеры рассказывали, что у вас на площадке была настоящая творческая лаборатория и что многие вещи обсуждались по ходу съемок и придумывались в процессе.

— Когда я стал заменять режиссера, мы устраивали репетиции и актеры были довольны, потому что мы какие-то идеи придумывали вместе. В основном это было связано с диалогами и мизансценами. Актер всегда хочет не просто текст говорить, а что-то делать в кадре. Это гораздо проще, чем играть в статике. Ну и из этого рождаются образы персонажей, герои становятся живыми.

В сериале есть две крайности. С одной стороны — реалистичная жестокость, когда один из героев, например, дерется с отцом. С другой — все, что связано с фантазиями персонажей. Как вы соблюдали баланс, расставляли акценты?

— Главный акцент всегда на то, чтобы шла история. Это же не кино, где ты заплатил деньги и не уйдешь из зала. Это телевизор, где ты всегда можешь переключить канал. Поэтому история должна тебя держать. Но при этом у нас есть по-киношному долгие планы или сцены, которые, казалось бы, на первый взгляд ни о чем не говорят, но при этом они смыслообразующие, они нужны, чтобы крючок зацепился и вагончик катился дальше.

У вас была задача выстроить такую необычную Москву? Она, с одной стороны, узнаваемая, с другой — незаезженная.

— Это был очень важный момент. Я в какой-то момент как оператор понял, что моя работа во многом зависит от места съемок. Мы тщательно выбирали интересные нам объекты. Объект дает и атмосферу, и настроение, и мизансцену. Нельзя снимать просто в кабинете, это должен быть определенный вид кабинета, с определенной геометрией, с определенными окнами, определенного цвета. На это очень много сил было потрачено. Может, с этим и связан наш долгострой.

Как вам кажется, почему «ЗКД» должен выстрелить?

— Я удивляюсь иногда, когда выстреливают какие-то сериалы, которые мне вообще не нравятся, и понимаю, что не могу прогнозировать. Лично я считаю, что сериал должен всем понравиться, потому что в «ЗКД» есть интересная актерская работа, есть сильные сцены, своя музыка, свои фишки, свой ритм, своя динамика. Это яркий и оригинальный проект во всех смыслах.

© 2015. Все права защищены
Дизайн: THT-DESIGN